roman_i_darija

Category:

Советская архитектура Ярославля. Синагога

По субботам Арон Опочинский служил раввином, а в будни, сняв кипу, работал доктором Айболитом. При царе он стал первым педиатром в области, при советах – главврачом детской больницы имени 8 марта. Чтобы у бегемотиков не болели животики, он составил справочник по лечению летних детских поносов и дезинтерии. Справочник советская власть издала, но синагогу закрыла.

Ярославский Айболит

Еврейская община начала строить кирпичную синагогу в не самые лучшие времена: шла мировая война, приближалась революция, Ярославское антибольшевистское восстание, потом тяжелые годы восстановления города. Строительство небольшого здания затянулось до 1924 года. Первую пятилетку синагога удивительным образом уживалась с построенным по соседству экспериментальным социалистическим городком, поселком имени Бутусова. Синагогу забрали и перестроили под клуб поселка только после того, как иудеи протрубили в шофары по случаю 5694 года от сотворения мира, а большевики отметили свой 1935.

Ярославская синагога сейчас. Ул. Чайковского, д. 54. Источник фото: rusroads.com

Улицу П.И. Чайковского, на которой находится синагога, всегда вспоминают, когда нужно проиллюстрировать тезис «Ярославль – многоконфессиональный и толерантный город». Начинается она с церкви Николы Мокрого, синагога находится в средней ее части, у парка Бутусова, тут же и кирха, а поблизости от конца улицы расположена соборная мечеть. Храмы у лютеран и православных изъяли на исходе 20-х, а в начале 30-х подошла очередь мусульман. Иудеи продержались дольше всех.  

Изначально плана использовать небольшую синагогу под клуб не было. Знаменитый ярославский «Гигант», клуб поселка резино-асбестового комбината – вот какими должны были бы стать все дома культуры соцгородков мечты. Но денег на такую роскошь в поселке Бутусова не хватало. 

Молитвенный зал в наши дни.

Автор здания синагоги, Николай Лермонтов, сидел и в жюри, выбиравшем проект ее рокового соседа. Когда ставилась задача создать что-то оригинальное, этот архитектор легко доходил и до вычурности, как получилось у него с дворцом Понизовкина в Красном Профинтерне. Но на Любимской, как она тогда называлась, улице он оставил внешне ничем не примечательное здание. Да и сама по себе синагога – не храм, а просто молитвенный дом, она может быть лишена специфичных религиозных архитектурных деталей, вроде куполов или колокольни. Потому постройку легко было приспособить под клуб, и ничто не говорило при этом о ее первоначальном назначении. Синагогу и сейчас, когда она снова синагога, выдает разве что забор с решеткой, стилизованной под семисвечник. 

Современный забор возле синагоги

В не афишируемом здании, помимо синагоги и офисов благотворительных и культурных еврейских организаций, находится не афишируемый музей иудейской общины, сложившейся в Ярославле в середине XIX века из отставных солдат. Атмосфера здесь камерная – как будто сидишь в гостях и разглядываешь чей-то бережно хранимый семейный альбом. В такой обстановке пожелтевший листок с расстрельным списком действительно выстреливает. Для столь маленькой общины список из полсотни имен одних только приговоренных к высшей мере наказания – катастрофа. Имена и фотографии ярославцев, ставших жертвами Катастофы с большой буквы, как евреи еще называют Холокост, тут же, рядом с жертвами сталинских репрессий. 

Список ярославских евреев, ставших жертвами сталинских репрессий.

И тут же прадедушкино молитвенное покрывало, ханукальный волчок, который какая-нибудь двоюродная тетя Сара подарила чьему-то папе, когда он был маленьким, рог-шофар, должно быть, помнящий новый 5694 год и раввина Опочинского. Все тут связаны и кровью, и дружбой. Педиатр Опочинский дружил с главврачом туберкулезного диспансера Львом Тыняновым, в доме Опочинского останавливался приезжавший к родному брату Юрий Тынянов. Кстати, в Ярославле, во время восстания 1918 года, сгорела первая библиотека писателя и его первая, дипломная работа о Кюхельбекере. А в синагоге он, называвший себя «заплесневевшим филологом исповедания юдейского», вспоминал, наверное, как в детстве будущего русиста учили ивриту – «горловой древнееврейской грамоте, не похожей на человеческий язык». 


Юрий Тынянов

А вот выпускника ярославской школы №33, Леонарда Блаватника, ивриту не учили. Что не помешало американскому миллиардеру из списка Forbes помочь синагоге с постройкой бассейна для ритуальных омовений. Миква – помещение для иудеев едва ли не более важное, чем сама синагога – была пристроена к зданию на Чайковского в 2016 году. Впервые сам клуб «Гигант» мог чему-то, хотя бы спонсору, позавидовать у своего бывшего брата, клуба Бутусовского поселка. 

Текст: Роман и Дарья Нуриевы для rusroads.com

Фото: vnu4ka


promo roman_i_darija january 14, 2019 22:50 7
Buy for 10 tokens
пользуясь поводом Старого Нового года, все-таки закрою гештальт... В 2018 нам всем пришлось взрослеть. Мне исполнилось 30 (Гедимину - 5, Роману 35) Три года, как мы в Литве. И 15, как нет папы. 2018. На реке Вянте Мы запряглись работать по-взрослому (Роман вообще перешел на…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.